Thursday, 26 January 2012


The International Postcard Show 2012

January 25th to February 11th 2012


Surface Gallery is delighted to present the first exhibition of 2012 The International Postcard Show. Curated by Surface Gallery, this long-standing annual exhibition features hundreds of original artworks connected solely by their 4” x 6” format. The show brings together works by established practitioners, students, new comers and international artists from as far afield as Europe and USA, with each individual postcard acting as a celebration of the diversity in practice and location of the participating artists.
Following the success of last year’s very first Surface Gallery artwork exchange, all participating artists have once again been given the opportunity to receive an original artwork in exchange for their own following the completion of the show. This unique aspect of the exhibition offers artists the chance to connect worldwide through a random and remote exchange system. These original artworks are also for sale throughout the exhibition, priced at just £15. This is an ideal opportunity to discover up and coming artists and to buy some original work for an affordable price.


Before the days of emails, Facebook, and Twitter people would send postcards that time-travelled all over the world as a way to ‘keep in touch’. This year we are introducing an interesting interactive aspect to the International Postcard Show as visitors, inspired by the exhibition, you can create your own personalised postcard at Surface Gallery. Come and write to loved ones, estranged friends, or your neighbours and get reconnected by the satisfying process of writing and sending a simple postcard.


The Private View will be held at Surface Gallery on Tuesday 24th January 2012, 6pm - 8pm


The Artists exhibiting this year are:
14 Collective | Affourtit, Francine K. | Askham, Chris | Barber, Simon P | Barford, Sam | Bennett, Jennie | Bennett, Leo | Benskin Mesher, Sonja | Bertie | Body, Theodorsio | Bosy, K M | Braithwaite, Ree | Brunskill, Shannon | Burgoyne, Janice | Burke, Fi | Burkett, Ian James | Button, Kat | Carter, Laura | Casey, Anna K | Castelveccchi, Catherine | Cavani Sarah | Chan, Angela | Chisholm, Paul | Clothier, Holly | Cole, Grace | Collishaw, Zoe | Cook, Peter | Cooper, Joanne | Cowlishaw, Daniel | Cox, Mark (Maxrock) | Craig, Alison | Cusak, Tom | Cutmore, Ian | Davey Winter, Jean | Deakin, Marilyn | Dearden, Linda | Dejewki, Nicola | Donaldson, Lee-Ann | Eaton, Vicki J | Fish, Richard | Follows, Mark | Fox-Davies, Jay | Freeman, Kelly | Freeman, Kelly | Freeman, Thomasina | Graney, Emme | Grant, Roxanne | Gray, Nancy | Green, Mark | Gremzde, Inguna | Penny, Hall | Harrison, Paul | Hartley, Ann | Harwood, Stephen | Hayes, Sharon (Hattie) | Henegan Barr, Gerry | Henegan, Paul | Hiller, Peter | Hinsley, Joella Eve | Hodgson, Geoff |
Hornett, Andrew | Hornett, Joan | Howell, Jo | Hughes, Vikki | Hulland, Andy (Mr the Beef) | Ibbitson, Ashley | Ivanov, Gena | Jackson, Keita | Jones, Catherine | Jones, Hannah | Jones, Victoria | Kershaw, Tracey | Keskeys, Jaine | Kruger, Anneliese | Lampitt Adey, Kate | Langlois, Chloe | Langlois, Sally | Lea, Sue | Lee, Nicola | Lewis, Annalise | Linde, Tony | Lockton, Paul | Lowe, Caroline | Lumley, Peter | Macdonald, Heather | Madden, Hugh | Mallin, Rupert | Mawer, Rachel | Melton, Trevor | Moore, Christopher | Morrell, Deborah | Morrow, Janet | Newman, Mike | Norman, Claire | Parkinson, Andy | Patel, Kishann | Piliero, Maria | Pickles, Amy | Priestley, Jacqui | Prince, Michael | Shelton, Libby | Small, Alexander | Smith, Lynne | Spanu, Mauro | Swan, Gillian | Talbot, Teresa | Terry, Sarah Jane | Thickett, Alice | Townsend, Alex | Trevithick, David | Trevliving, Anna | Tuckerman, Lizz | Turner, Gill | Turville, Janet | Tyler, Kate | White, Jane | Williams, Christina | Williams, Grace A | Woltil Richner, Evie | Wood, Mary | Woodruff, Laurie | Woolley, Pauline
{title}
Image from PCS 2011 

Friday, 20 January 2012

New Norwich painting 2012

"A quiet evening in Bedford Street. Norwich.-oil on linen,69x49cm

Thursday, 19 January 2012

Wednesday, 18 January 2012

http://youtu.be/CG44IU5K7d0

http://www.pravda.ru/culture/painting/ 

http://www.pravda.ru/culture/painting/03-03-2011/1068816-abstractart_vs_realism-1/

http://www.km.ru/



Абстрактное искусство в наш век ценится выше реалистического. Кому интересен примитивный портрет или пезйзаж? Цветные пятна и геометрические фигуры куда современнее. Рано или поздно у людей наступит просветление: они поймут, что им дурили голову, пичкая бессмысленной мазней, уверен Александр Беглов, художник-реалист и человек трезво мыслящий.

— Мне кажется, что цены на реалистическую живопись специально опустили ниже плинтуса, — считает Александр Иванович. — Для того чтобы раскупить все по дешевке, а потом они взлетят до небес.

— Ну, а если не вооружаться теорией заговоров, есть какой-то ответ?

— Объективный диалектический процесс Вслед за отливом, деградацией, наступит прилив, просветление: постепенно люди поймут, что им сто лет дурили голову, пичкая бессмысленной мазней.

Читайте также: Зритель приучен к эффектной пустоте?

У нас постмодернизм расцвел буйным цветом по завершении Советского периода. Это явление не только и не столько российское. Мы "дожевываем" его за Западом, где приучили людей к тому, что искусство должно удовлетворять либеральным взглядам на мир. Оно должно быть "в шаговой доступности", быть понятным, массовым. Про качество искусства речи не идет. У нас привычные понятия, такие как живопись, графика скульптура — стали меняться. Появилось новое слово — дизайн. Графический дизайн и дизайн, допустим ванн, унитазов.

— Но ведь во времена эпохи Возрождения тот же Микеланджело получал за свои бессмертные произведения всего втрое больше простого маляра штукатура?

— Просто маляров тогда тоже уважали. Но и художников ценили. Среди них была конкуренция. Существовало очень мало мест, где нужны были их услуги. Раз, два — и обчелся, королевские дворцы, божьи храмы. Все!

У нас в Советские времена Иосиф Виссарионович тоже был человек с духовным образованием, недоучившийся семинарист. Вольно или невольно (скорее всего — вполне осознанно) он пытался построить Политбюро ЦК КПСС словно апостолов вокруг себя, богоподобного. Были свои "великомученики", борцы за дело мирового пролетариата: Бауман, Свердлов, Лазо и другие. Для того, чтобы их "жития" изобразить, нужно было владеть навыками реалистической школы.Железный занавес позволил реалистическому искусству в нашей стране спокойно развиваться. Но сам по себе реализм основан не на политических установках, а на образе и подобии божьем. Творчество — это способность, которая роднит нас с создателем, это дар божий. Как бы идеологически не маскировали, не коверкали реалистическое искусство, божественное проступало в нем всегда.

— Сейчас ведь не обязательно для того, чтобы стать художником, этому учиться, достаточно во всеуслышание объявить себя таковым. Что нужно для того, чтобы вступить в ряды… Ну, хотя бы Союза художников Подмосковья?

— Наш Союз — региональная общественная организация, зарегистрированная в Министерстве юстиции РФ и в Министерстве культуры. У нас около пятисот членов. Есть и Народные художники России и Заслуженные художники. Есть и просто начинающие. Кто-то со специальным образованием, есть без образования, но они, участвуя в выставках, стараются повысить свой уровень.

— Скажите Александр Иванович, а граффитисты, уличные художники, могут записаться в ваш Союз?

— Мы думали над этим вопросом. Но они по большей части не разделяют наши объединяющие идеи. Во-первых, у нас союз профессиональных художников. Во-вторых, у нас есть некие творческие задачи. Мы считаем, что для того чтобы называться художником — не достаточно уметь скопировать чьи то линии и пятна, нужно создавать что-то свое оригинальное.

Хотя мы всегда с радостью отзываемся на любые предложения, более того у нас нет преобладания чьего-то мнения.

— Мне кажется, художникам-реалистам нет дела до абстракционистов, постмодернистов и прочих актуальщиков. Реалисты конкурируют только и исключительно между собой и страшно не любят друг друга. Или я ошибаюсь?

— Чисто цеховые проблемы больше заметны среди скульпторов. У них конкуренция. Кроме качества самого творчества, еще идет борьба за дорогостоящие заказы. Там вертятся огромные суммы. Это связано со стоимостью материалов, медь нынче дорога. Второе — землеотвод. Коммунальное благоустройство вокруг монумента. Памятник открывает как минимум губернатор, а то и президент.

У живописцев попроще, там нет таких денег. Цеховые интриги не настолько страшны. Живописцы дружно участвуют в выставках. На бытовом уровне бывают какие-то стычки непонимание, но не более того.

У графиков еще проще, они прикреплены к каким-то издательствам, имеют постоянный кусок хлеба.

— Отчего реализм не считается, по крайней мере, не называется современным искусством?

— Это какой-то парадокс. Объективно он самый современный, ведь если художник живет в наше время, он уже наш современник. Он отражает по большей части нашу жизнь, а если создает произведение на исторические или фантастические темы, то все равно пишет свои работы с современных позиций.

Постмодернисты заявляют, что они совершают какие-то новые открытия. Как правило, это всего лишь компиляция — использование и заимствование каких-то метафор. Эклектика. К тому же выполнено все на низком качественном уровне. Нарисовать пенис на мосту — никто кроме милиции не мешает. Не нужно таланта, это сможет любой. Иди и рисуй, если не боишься милиции.

— Вы имеете в виду арт-группу Война? Они работают в сфере, близкой к политике. Но ведь не даром говорят, что политика — искусство возможного. Эти слова поставили радом уже очень давно.

— Когда в Государственной Думе РФ разрабатывали закон о поддержке изобразительного искусства, то меня пригласили принять в этом участие. Я настаивал на том, чтобы искусствоведы четко прописали понятийный аппарат изобразительного искусства: что такое живопись, что такое графика? Что такое, в конце концов, то же актуальное искусство? Быть может, его приравнять к театру? Или к цирку?…

А когда показывают акулу в формалине и говорят, что это изобразительное искусство, я буду настаивать: это не изобразительное искусство, а акула в формалине. И место ей в зоологическом музее.

Или если делают интерактивные шоу, в котором можно участвовать, двигая пятна света. Это ближе к кинематографии. Почему это изобразительное искусство? Почему они хотят попасть в разряд художников?

— Потому, что у художников высокая репутация, созданная за тысячелетия существования изобразительного искусства Проксителем, Микеладжело, Репиным.

— Постмодернисты хотят, чтобы их произведения экспонировались и хранились в Третьяковке и Эрмитаже. У этих музеев — раскрученный бренд, а их работам нужна реклама для того, чтобы находились покупатели всего этого. А им место в особых галереях.

— А кого лучше всего покупают из современных российских художников реалистического направления?

— Я не верю утверждениям Никаса Сафронова, что за его картины платят по нескольку десятков тысяч долларов. Ну, может, одну-две и купили, но не больше.

Есть художники, которым повезло, и они честно продают свои картины за границей. Но в основном сейчас у нас, как и сотни лет назад, когда скульпторы и живописцы были приближены к королям, и теперь художники выживают при власти, имея заказы.

— А те художники, кто далек от власти и не стремится с нею сотрудничать, иногда бывают даже интереснее зрителям.

— Конечно, взять хотя бы наивное искусство. Как к нему относиться? Тут есть два направления это может быть какой-то дегенеративный стеб, когда человек с высшим образованием, или двумя рисует картинки на грани издевательства над зрителем. И это может быть сделано искренне. Вот, например, была одна самодеятельная художница, пожилая бабушка. Она захотела нарисовать Африку, где никогда не была. Для того чтобы проникнуться Африкой, она истопила жарко баню, чтобы было как в Африке и там рисовала.

— Рисовала в бане голая?

— Вероятно. Раз в бане то, голая. Это нормальное состояние для бани.

— Тогда лучше бы она была не старушка, а молодушка.

— Конечно, всегда хочется как лучше, но не всегда получается.

Читайте самое интересное в рубрике "Культура"

Юрий Енцов

Tuesday, 17 January 2012









New 2012 project "Xmas Day on Hampton Court Palace.Ice Rink"-
oil on 3 canvases



Galerie MooiMan
Noorderstationsstraat 40
9717 KP  Groningen
050 5710394
06 26 330655

http://www.mooi-man.nl
galerie@mooi-man.nl


Geopend: vr, za en zo van 14.00 - 18.00 uur.
Zie voor afwijkende openingstijden onze website.



"3 Crows"-oil on board

New 2012 painting
"Norwich Sunset.Upper St Giles Street"-oil on canvas,50x40cm

Monday, 16 January 2012

Sunday, 15 January 2012

2012 NEW PAINTING
'Norwich after the rain. London Street.'-oil on canvas,60x60cm,23x23"

Tuesday, 10 January 2012

Newspaper Interview Bobruisk Belarus


Цитата: «Во всем должен присутствовать, в первую очередь, вкус, а не краски…»
Известный в Европе и Англии художник Гена Иванов — бобруйчанин, он постоянный читатель «Вечерки», благодаря интернету вышел с нами на связь. А недавно, в свой очередной приезд на родину, он посетил  редакцию «Вечернего Бобруйска»...

Родился: 5 февраля 1968 года во Владимире, в 1978-м  семья переехала в Бобруйск.
Учился: окончил бобруйскую СОШ №11,  ГПТУ-15 по специальности  «художник - оформитель, витражист», в Англии —университетский колледж искусств (NUCA) со степенью магистра в изобразительном искусстве.
Работа: после службы в армии работал  в городских художественных мастерских,  оформлял краеведческий музей, сейчас занимается творчеством в английском Норвиче.
Достижения: член Ассоциации современных английских художников и член Королевской ассоциации акварелистов Восточной Англии.

«Бобруйск — город консервативный…»
— Гена, вас хорошо знают в Бобруйске, а сейчас начинают узнавать и в мире. С чего все начиналось, когда вы захотели стать художником?
—  Родился я в российском городе Владимире в семье военного. Ну, а папа-военный — это значит командировки, переезды. Весь бывший Союз — моя родина. Я отлично помню эпизоды из детства на Дальнем Востоке, военный городок Воздвиженка. Потом мы переехали в Белоруссию. Мои первые рисунки и тяга к рисованию появились в школьные годы. Но тогда моим основным увлечением было не рисование, а современные танцы. Затем армия,  служил в Бресте, где был  художником. В армии я стал полностью отдаваться любимому занятию, постоянно рисовал. После  увольнения в запас подал документы в Смоленский  педагогический институт на отделение «художественная графика». Экзамены сдал успешно, но для зачисления не хватило  одного балла. Пришлось возвращаться в Бобруйск и подавать документы в пятнадцатое училище. Во время учебы в «пятнашке» я всегда находился, так сказать, в первом ряду. Одногруппники относились ко мне с каким-то непонятным чувством. А я все слова учителей старался усвоить, запомнить, я не мог оторваться от того процесса, который назывался урок.  Училище окончил с отличием. Учеба в нем мне многое дала, я помню преподавателей Антона ЯсюкайтяАлексея Будейко и многих других.
— А после учебы  чем занимались, трудно было с трудоустройством?
— В девяностые годы  возникали какие-то кооперативы, в один из них я и пошел работать, но все равно попутно рисовал картины. Я уже без такой работы не мог. Что я тогда и для чего рисовал? Это были обычные, на сегодняшний взгляд, банальные картины. Но и они мне помогали иногда материально. В основном в этих работах я искал себя, оттачивал  навыки.
— И как  то окружение, которое было возле вас в те годы, воспринимало все новое в ваших работах?
— Бобруйск — город консервативный, ничего нового он принять  сразу не мог. Если что-то не так, или «по голове били», или распускали слухи. А я не мог ни жить, ни работать так, как все, во мне всегда что-то новое рождалось, напор во мне был такой, что на нескольких хватило бы! Я приставал ко всем, тормошил их. Что взамен? Со всех сторон критиковали, в моральном плане били  как могли, наверное, и завидовали. Я выезжал в Минск, затем в Польшу — нуждался в новизне и искал ее. Очень многим не нравилось мое творчество, но я никогда не обращал на это внимания, просто понимал, что  сильно отличаюсь от  традиционных взглядов.  Теперь я понимаю, что неправильно художнику себя в чем-то сдерживать, подстраиваться под общественное мнение, всем угождать.
Когда я уехал из Бобруйска, то увидел и понял, как мы далеки от всех новых школ, течений, направлений в искусстве. Пришлось заново учиться и постигать.  Все то, над чем я работаю, мне нравится. В Англии  у меня есть все необходимое для успешной работы — своя галерея, выставки, все то, что принято называть успех.

«Ностальгия и депрессия — частые гости у творческих людей, и я не исключение»
— Смотришь на ваши работы — ну да, красиво,  но иногда они  не совсем понятны…
— Когда я переехал в Норвич,  столкнулся с тем, что все то, что я здесь запоминал, применял, изучал, к чему стремился и над чем экспериментировал, там имеет совсем другое значение. Живописи,  другим видам творчества,  школе и технике — всему этому я учился заново. Настоящие художники живописи учатся долгие годы, это очень непростой  путь, чтобы в итоге передать красоту тела на холсте. Этим учением и даром обладают не все художники.
— Говорят, ностальгия — жуткое состояние. Настигает ли она вас, что и кого вы вспоминаете чаще всего в Норвиче, который в двухстах километрах от Лондона?
— И ностальгия бывает, и депрессия  приходит. Я тоже, как и все, кто уехал,  вспоминаю. Чаще всего родных и друзей. В такие часы, дни, когда приходят грусть, ностальгия, депрессия, я начинаю переосмысливать свою жизнь…
 Гена, а что это вдруг произошло в спокойном Лондоне — поджоги, погромы?
— Это варварство — поджигать, крушить. На такие шаги пошло  уже где-то четвертое или  пятое поколение тех, кто приехал в Англию. Они, их дедушки, бабушки,  родители, их дети и внуки десятилетиями ничего не делали,  жили в статусе безработных.  Сидели на пособиях и умудрялись при этом неплохо жить. А правительство взяло да и урезало эти льготы, доплаты. Возникли беспорядки, стычки с полицейскими. Убили темнокожего, вот они все и встали на его защиту, требуя, прежде всего, вернуть урезанное. Это произошло только в Лондоне и то только в определенном районе.
— Чем отличаются англичане от белорусов?
— Англичане могут улыбаться и смотреть тебе прямо в глаза, но при этом они тебя не видят! Такое впечатление,  словно все живут и передвигаются в каком-то своем мире. У них  холод во всем — во взглядах, в обращениях…  Здесь, в Беларуси, в Бобруйске и смех слышен, и улыбки везде, все вежливые, близкие, родные. Англичане  чуть ли не больны походами по магазинам, все остальное время они много работают, копят деньги, ну и, конечно же, достойно получают.

«Абсолютно счастливых людей я не встретил»
— У нас некоторые начитались про планету Нибиру и конец света в 2012 году. Англичане тоже верят газетам и телевидению?
— В Англии в такие газетные или телевизионные «сенсации» да гипотезы не верят. У них другие ценности, цели, интересы, их трудно чем-то удивить.  Им еще нужно много чего понакупать в  магазинах и им не до этого.  Тем не менее, Англия, она же не вся под копирку, это же свыше шестидесяти миллионов жителей! Там много совершенно разных людей, и они все мирно уживаются, но внешне они от нас отличаются, они не такие, как мы, жизнерадостные, не такие открытые, как белорусы.
— На ваш взгляд, каких красок и расцветок не хватает Бобруйску?
— Сложно сказать, всегда надо быть осторожным с красками, а то можно переборщить и получится «диснейлэнд». Во всем должен присутствовать, в первую очередь, вкус, а не краски…
— У вас есть успех, признание, вы сам себе хозяин.  Вы можете назвать себя счастливым?
— Не знаю, как вам ответить, но я пока не встречал в жизни абсолютно счастливых людей, по- моему, такого и не бывает. Человек на то и человек, чтоб быть постоянно в поиске своего счастья.
— Мой последний вопрос: Гена, Родина — это что?
— Я вам точно отвечу: Родина — это память.
Владимир РЕПИК. Фото автора и из архива гостя.
НАША АНКЕТА
Кто вы по знаку Зодиака? — Водолей.
Ваш любимый цвет? —Все краски считаю любимыми.
Любимое занятие в свободное время? — Спортзал, люблю поездки к морю и в лес.
Любимое блюдо?  — Все  то, что можно приготовить из свеклы. А еще, это уже в Англии, мне понравился «обед пастуха».
Что предпочитаете из спиртного? — Ничего  не предпочитаю, не вижу в этом какого-то наслаждения. Но бывают моменты, когда без этого  не обойтись, тогда, если приходится выбирать, то предпочту хорошее французское вино.
Ваше любимое животное?  У меня нет времени на животных, а потому и любимых нет.
Фильм, который вам запомнился? — Люблю фантастику.
Какую музыку  любите слушать? — «Под настроение» любую, но  больше слушаю классику.
Верите ли вы в жизнь после смерти? — Много раз  задумывался и  могу сказать, что нет, я  не верю.
Куда бы вы хотели поехать? — В Австралию и Америку — благо, препятствий сейчас для этого нет, только деньги нужны.

Monday, 9 January 2012


Norwich artist wins prestigious commission for The Fire Station, Tooley Street, a new restaurant and social enterprise cook school at Southbank, London
Russian-born artist Gena Ivanov, 43, who recently graduated with an MA in Fine Art from the Norwich University College of the Arts (NUCA) has now completed a piece of work commissioned by The Fire Station in Tooley Street, which is due to open its doors to the public on Friday 23 September 2011.
Gena was invited to paint a mural for this former fire station in Tooley Street, near London Bridge station in central London and not far from the new City Hall on Southbank. It was originally built in 1879, and has been extensively restored and refurbished as part of PwC’s new office development at More London Riverside. The refurbishment has been carried out by London-based architects firm Anne Machin Architects and the Fire Station will be run as a social enterprise to support homeless people and other vulnerable or disadvantaged adults in London.
Gena was commissioned by Anne Machin who had previously bought some of his work for her home in St Remy in Provence and asked him to submit ideas. Gena said 'I stood outside the building, which is right by the Thames, surrounded by glass buildings and very close to the new City Hall building. As I stood there, the river and the buildings either side receded into the distance whilst the Fire Station remained clear. This gave me the vision for the painting, an abstracted panorama of the London riverside skyline. I returned to Norwich and immediately made the full-size preliminary sketch which I then presented to Anne and The Fire Station’s chef and founder Simon Boyle. They loved it and commissioned the final piece. I am very proud to be invited to do this work ’
 

Although the piece, ‘, was originally requested for a smaller room, the pair liked the full-size sketch so much that they insisted that is should be displayed in the main public space of the bistro restaurant. This meant that Gena had to re-work the proportions for a larger size piece, but the painting has now been completed on four 1.5 metre linen canvasses to fit the new space and will be installed in time for the opening on Friday 23rd September, with a invitation list which is expected to include Boris Johnson and David Cameron. Anne Machin said " Gena had great vision to create the painting '', it's fabulous, I love it"
The Fire Station has hit the news recently as it is starting up as an exciting new social enterprise business support centre, helping to develop entrepreneurs and the social enterprise movement. The building will house private dining rooms, a bar and restaurant -  Brigade - as well as a social enterprise cooking school to teach homeless people top-notch skills that will equip them for a professional career in catering. The Fire Station venue is managed by De Vere Venues and  is backed by PwC, the Homes and Communities Agency, Big Issue Invest and the Beyond Food Foundation.  
Artist Gena has lived in Norwich for the last 8 years. Originally trained in Russia, he has adopted Norwich as his home although he visits his family in Belarus two or three times a year. He also runs a commercial gallery in Upper St Giles, Norwich where he sells a variety of styles of painting and drawings to tourists and members of the public. However, he said that the two years at NUCA has been very stimulating and has radically changed way he works and his ambitions. He is developing new directions in his painting style. He is available for commission and would welcome opportunities to exhibit his work.